• Ноябрь 10, 2019
  • carabic
  • 0

«В декабре произойдет смена правительства, власть готовится подавлять волнения»

"В декабре произойдет смена правительства, власть готовится подавлять волнения"

Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Взаимоотношения власти и народа чем-то схожи с попытками блудливого мужа припрятать в потайном кармане денежку от всевидящего ока домашней счетной палаты в лице жены. Заначка обнаружена, муженек — разоблачен, посрамлен, семейный бюджет пополнился вскрытыми резервами. Вывод капитала из маленькой ячейки общества пресечен. А как быть в масштабах огромной ячейки, каковой является страна? Вот кабмин Медведева представил депутатам Госдумы бюджет развития страны на предстоящую трехлетку. Помнится, накануне глава правительства говорил, что «при подготовке бюджета исходили из того, что он должен быть социально ориентирован — это важнейшее направление». И что на выходе? По мнению прозорливых экономистов, бюджет 2020 года — не то что не социальный, но и с теми самыми тайными заначками, куда рядовым россиянам, в данном случае — налогоплательщикам, из средств которых складывается бюджетные деньги, не добраться. Не о развитии страны там речь, а об экономии, накоплении валютных запасов, и — затягивании поясов народом. Словом, реализуется на деле медведевский призыв о мобилизационной экономике во имя светлого будущего, поскольку сегодня «денег нет, но вы там держитесь».

— Даже по открытой части бюджета видно, что экономика будет абсолютно убита, — считает советник председателя ЦК КПРФ по экономическим вопросам, член ЦК КПРФ, экс-депутат Государственной Думы Любовь Швец. — По предварительным данным у россиян улучшений жизни не предвидится. Кабмин говорит о планируемом инфляционном значении на уровне 3%, но реальная инфляция будет порядка 8−10%. Она и съест мизерные расходы на социалку. Но тут есть свои скрываемые моменты. К примеру, такая важная статья расходов на здравоохранение. Бюджет отпускает на охрану здоровья россиян в наступающем году 1 трлн 22 млрд рублей. Но при этом 432 млрд не расписаны по назначению, числятся как «прочие расходы». А в целом в проекте бюджета наступающего года таких скрытых денег 3 трлн рублей! Они показаны по разделам в общей сумме, но куда они будут израсходованы, не указано.

Естественно, широкое поле для того, чтобы впоследствии эти средства разворовывать. Попросту говоря, власть изначально в бюджет заложила коррупцию. До этой «заначки» простым смертным не добраться. Тем более, если она касается засекреченной части: на неё нет ни подробной росписи, ни доступного контроля.

При этом огромные суммы утекают за рубеж — это катастрофа для страны. Но никто не несёт ответственность за это. «У нас всё нормально», — утверждает глава правительства. Президент не едино заявлял, что нужно деофшоризацию провести. Но ничего не провели и в офшоры как выводили, так и выводят. Мне известны такие цифры, как 1 трлн 600 млрд. долларов выведены за пределы страны. Это колоссальное ограбление, экономика не развивается. Смотрите, сколько предприятий остановлено, они не работают, ничего не производят! Страна начала терять свой потенциал, когда стала переходить на нефтегазовую иглу. Я считаю, это делалось, чтобы вмонтировать Россию в сырьевую нишу, и она, в конечном счёте, перестанет быть страной, которая обеспечивает научно-технический прогресс. А меж тем, министр финансов Силуанов, прежде чем прийти на обсуждение бюджета 23 октября, 19 октября посетил Вашингтон, где встречался с иностранными инвесторами. Естественно, у них свои намерения, свои планы относительно России — приватизировать оставшиеся объекты, предприятия, и Силуанов поддержит их. Какая цель? Приватизация нужна для снижения доли государства в экономике, а не для роста доходов в бюджете. Поэтому, когда после этой поездки Силуанов пришёл докладывать свой бюджет, он ничего не говорил о приватизации, о доходах от приватизации. А ведь изначально, когда начала работать Дума, разрабатывался, и он никуда не делся, закон о приватизации, по которому Силуанов должен представлять прогнозируемые расходы по приватизации, как часть дохода. Выполняется задача вывести государство из экономики и — не отвечать ни за что. Так частный капитал выводит деньги за рубеж в офшоры.

Например, Фридман работает не на Россию, а финансирует разработки в области медицины в Швейцарии, в США и вкладывает туда миллиардные суммы, никто его за это не наказывает, никто не спрашивает, почему не в России, а почему там. А он зарабатывает здесь. Да и не он один. В стране остаются копейки, только то, что можно «размазать» и не дать всем помереть. Но смертность высочайшая в нашей стране. За годы правления нынешней власти население сократилось на 11 млн. Такое навряд ли в ее истории было известно.

— В бюджете заложено бесправие бюджетников и пенсионеров, — говорит директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин. — Это бюджет стагнации, депрессий и краха, скорее всего. Но почему-то премьер называет его социальным. Хотя он действительно, больше «силовой». Денег не пожалели на госслужбу, силовые структуры, на олигархический капитализм. Меньше — денег на образование, социальную защиту. Меньше — оптимизма. Отсутствие инвестиций приведёт к тому, что в этом бюджете есть уменьшения в основной капитал, в экономику. И это серьезная угроза, потому что если вы инвестируете, то потом через несколько лет инвестиции вернутся вам прибылью, рабочими местами. А сейчас получается так, что о рабочих местах никто не думает. Без инвестиций, без увеличения расходов на науку, здравоохранение, на образование страна уже жить не может.

В этом бюджете заложены серьёзные техногенные катастрофы, если не начать перевооружение, если не вкладывать деньги в жилищную инфраструктуру, дороги — в реальное развитие страны, в бюджет развития. Но на деле правительство увеличивает расходы, прежде всего, на программу «Национальная безопасность», которая включает финансирование Росгвардии, МВД, прокуратуру и прочих силовиков. Надо спросить у Медведева, с чем это связано. Видимо, власть готовится к массовым беспорядкам. Шестой год падают доходы населения, экономика падает — это все деятельность правительства. Но правительство оценивает свою деятельность положительно, поэтому и повышает себе заработную плату. Расходы на содержание президента и так очень большие, уж не говоря о том, что они в мире-то считаются самыми большими. Мы же все больше и больше денег тратим на репрессивный механизм и все меньше и меньше денег на реальное развитие экономики страны. Власть так «развивала» экономику, что большинство денег находится либо у банкиров, либо у крупных олигархических структур — Газпрома, Роснефти. Они получают основные преференции в виде льгот по налогам. С начала года банкиры показали прибыль в 1,5 трлн. рублей. Это больше чем на образование и здравоохранение в стране. А предложение КПРФ снизить налоги для бедных, увеличив их для богатых, не прошло. Зато налог увеличивается для малого бизнеса, на тех, кто кормит сам себя. Поэтому назвать его социальным может только премьер-министр Медведев. Он же сидел недавно за столом президиума правительства и говорил, что у нас «с экономикой все нормально». Смотришь на него и понимаешь, что, действительно, «у него с экономикой все нормально». А у народа — не очень.

Все, что говорит, планирует власть для страны, не сбывается. Вхождение в 5 экономик мира. Прорыв, рывок, разговоры про национальные проекты. Ну, мы же сами видим, что на национальные проекты деньги не выделяются. Программу комплексного развития села — с помпами приняли, Медведев её подписал, внесли, как будто бы, для обсуждения в Думу. Потом выяснилось, что для финансирования программы в 2020 году намечено 80 млрд. рублей, а Минфин дал только половину. Вы можете, какие угодно программы принимать, но только если в бюджете этих денег нет, то она рухнет. А как громко рассказывали, что все люди останутся жить в селе, а в результате ничего не получилось. Поэтому одни в правительстве говорят одно, другие другое.

То же с у них с «арифметикой». После того как Росстат подчинили министерству экономического развития, то сразу стало видно, что Росстат может поменять любую методику подсчета. Например, недавно посчитали, что на 3% увеличились доходы населения, а потом выяснилось, что это все неправда. Мы все время пытаемся объяснить то, что думает правительство. У меня такое ощущение, что правительство уже ни о чем не думает, кроме одного — повысить себе зарплату. Но 6 лет продолжается стагнация. Это говорит только об одном: нужен какой-то прорыв. Национальные проекты профинансированы меньше чем на 50%. Какой может быть прорыв, когда сначала написали программу, проекты национальные, сказали: вот мы движемся туда, а потом не дали денег на финансирование, или дали деньги, но не освоили, или освоили, но украли. Какой смысл тогда в этом всем? Поэтому надо менять правительство. Надо менять подходы. Надо деньги вкладывать не в олигархов и чиновников, а в людей. Повышать пенсии, снижать налоги для тех, кто работает, повышать для тех, кто не работает. Надо распределять деньги не только в Москву, а во все регионы. Чтобы в регионах началась жизнь. Потому что всё же умирает. Представляете, на оборонных заводах в Приморье начинаются забастовки.

С таким «бюджетом» мы, скорее всего, дойдём до революционной ситуации. Не раз говорил, что главным революционером у нас является не политическая партия, а само правительство. Оно ведёт людей к безысходности. У людей недостает денег на еду, одежду, но в избытке на тех, которые сажают, хватают. Это результат работы правительства. И рано или поздно люди выйдут на улицу. Предвестник революции — когда власть думает не о народе, а о себе и своем обогащении.

«СП» — Но бюджет составлялся при профиците, который как заявляет премьер-министр, показатель здоровья российской экономики, её устойчивого роста…

— А что даёт этот профицит? Показывает превышение доходов над расходами и направляет все это в Фонд национального благосостояния, — говорит Любовь Швец. — К концу прогнозируемого периода, этой трехлетки, он достигнет 16 трлн. рублей. Эти деньги вкладывают и в ценные бумаги других стран и на счета тех же США, которые могут в любое время применить любую санкцию, несмотря на то, что мы входим в ВТО. Они могут применять такие санкции, которые противоречат правилам ВТО, и те деньги, которые находятся там, в любой момент могут быть изъяты в зачёт долга. У нас совокупный долг значительно выше того государственного долга, который показан в бюджете, хотя рост даже государственного долга весьма и весьма значительный. Так что все это — нарисованные цифры, никакой перспективы они не отражают. Показатель — нацпроект по улучшению благосостояния россиян. Это разве возможно при сокращении социальных программ и одновременном переводе в Фонд национального благосостояния таких сумм? Всё это, я ещё раз повторяю, игра цифр. На самом деле никакого улучшения благосостояния в этом бюджете не заложено. Возьмите улучшение дорог на селе. Но если на развитие сельского хозяйства даются копейки, которые составляют две тысячных от ВВП, что им даст построенная дорога? По ней, разве что, будут ездить европейцы к китайцам, а Россия продолжит вымирать.

 — Вымирающее российское село — проблема не сегодняшнего дня, — соглашается Павел Грудинин. — Программа финансирования комплексного развития села — это благие, но нереализуемые пожелания. Заявленные деньги, как правило, не выделяются, а если выделяются, то уходят только крупным олигархическим группам. Фермеры, люди, работающие на земле, этих денег не получат. Фермер Василий Александрович Мельниченко рассказывал о ситуации в Кемеровской области, где он недавно побывал. Тамошние фермеры жалуются, что сначала дают гранты, а потом возбуждают уголовные дела. И хотя Минсельхоз Кемеровской области считает, что гранты использованы по назначению, правильно, силовики иного мнения. Возбуждают уголовные дела. Потому что пришла какая-то олигархическая структура в виде агрохолдинга и, грубо говоря, отжимает землю у крестьян. Не те, что заросли мелколесьем, а распаханные, облагороженные фермерские. Фермеров начинают банкротить, после этого забирают землю. Это сплошь и рядом. Поэтому, когда к тебе приходят бюджетные деньги, ты должен не раз подумать, чем это обернётся. А агрохолдинги могут позволить себе все что угодно. Поэтому сельское хозяйство России это лоскутное одеяло, где есть крупнейшие агрохолдинги, которые производят огромное количество продукции, используя иностранные технологии, но все они живут на дотации. Если у них забрать дотации, то выясним, что агрохолдинги это пирамиды — заберёшь дотацию, они рухнут. Есть огромное количество фермеров, которые в очень тяжёлом положении находятся.

Выступая в Госдуме, я говорил об этом. Средняя зарплата фермера в сельском хозяйстве России 9,3 тыс. рублей в месяц. Это ниже чем прожиточный минимум. Если фермер получил гранты, то зарплата — 17 тысяч. Не большие деньги, если считать, человек работает от зари до зари, должен кормить свою семью. С такой зарплатой малые формы хозяйства прожить не смогут. К чему привела вся эта политика в сельском хозяйстве? По данным Росстата видно, что половина тех, кто работал в сельском хозяйстве, ушла в город, на их место не пришли молодые. Если такая тенденция сохранится, то к следующей сельскохозяйственной переписи 2026 года, скорее всего, уже некому будет работать на земле. Агрохолдинги не заменят ни фермеров, ни жителей деревень, ни личные подсобные хозяйства. Потому что их задача произвести массово продукцию по иностранной технологии. Но они не вкладывают деньги в структуру, и село может умереть, потому что агрохолдингам не нужно много работников. Поэтому весь мир борется с агрохолдингами, понимая угрозу обезлюдивания сельских территорий. А у нас другой принцип: выжать сельчан с земли в огромные города с жилыми комплексами. Так, не только само российское село, сама земля обречена на вымирание, но и те, кто сам кормился и других кормил с этой земли. Например, в Ленинском районе из 16 сельхозпредприятий остался только наш совхоз. Крупные олигархические группы захватили предприятия, уничтожили их, потому что они не заинтересованы в производстве молока, мяса, овощей, земляники в том числе. Были у нас хозяйства, которые производили землянику. На их месте выросли коттеджи, а все что не смогли застроить, оставили зарастать бурьяном. Потому что этим олигархам нужны быстрые деньги. Быстро вложил, быстро выручил. Конечно, в строительстве в течение года-полутора получаешь доход. А от сельхозпроизводства не всегда и сразу получаешь прибыль. Трактор покупаешь не на один год, а на 10−15 лет. Сажаешь сад, то только через 5 лет получишь отдачу. Это длинный процесс, который не всегда поддержан государством. Часто говорят, давайте сажайте сад, мы вам денег дадим, потом выясняется, что денег в бюджете нет, тебя в очередной раз обманули. В результате средние и мелкие хозяйства не могут выдержать, да и крупные, кстати, тоже. Как только прекращается поддержка государства или министр меняется, они банкротятся и перепрофилируются. В нашем районе с нами сыграла злую шутку близость к Москве. Практически все хозяйства Московской области в 20 километровой зоне погибли, потому что была интересна бандитам-олигархам земля. Наше хозяйство последнее, наверное, у кольцевой дороги ещё производит хорошую сельхозпродукцию, которая отмечается на международных выставках наградами. Конечно, мешают рейдерские атаки. Мы боремся, насколько это возможно в нынешней России, но, к сожалению, рейдеров поддерживают власть, суды, областные структуры. Это такое сведение счетов. Скорее всего, наши успехи в президентскую кампанию не дают покоя оппонентам.

Мне кажется, что власть к чему-то готовится. Когда в бюджете увеличивается финансирование на Росгвардию, полицию, силовые структуры — власть готовится к волнениям. Она пытается подготовить политическую ситуацию, в которой будет зачищать политическое поле. У меня такое ощущение сложилось, что в декабре мы увидим либо смену правительства, либо какие-то изменения в политической жизни. К этому же надо подготовиться. Сейчас самое сложное время, потому что все эти бандиты, чиновники, правоохранительные органы стали единым целым. Ты не можешь ни к кому обратиться, потому что понимаешь: попадешь в те же лапы. Но мы же всегда побеждали, чтобы совхоз не пострадал. Но губернатор Воробьев поддерживает застройщиков, а не сельхозпроизводителей. Тех, для кого земля — механизм для наживы. Мы спорим, считаем землю средством производства, в отличие от наших противников: рейдеров, олигархов, для которых земля это товар. Ее надо продавать, тогда быстро разбогатеешь. А о будущем они не думают, потому что, как правило, получают деньги и быстро выводят их подальше от России, туда, где живут их дети. Поэтому предстоящий бюджет особого оптимизма для развития сельских территорий, отечественного сельского хозяйства не вселяет. Всё — на продажу, посмотрите, сколько земель сельхозназначения выставлено на торги. Мы в совхозе добивались, чтобы наши земли признали особо ценными. По нашему законодательству их нельзя переводить в другие категории. Но губернатор принял решение, по которому теперь Ленинский муниципальный район перешел в статус городского округа.

С абсолютным нарушениями были проведены заседания Московской областной Думы, послушные депутаты проголосовали «за», вопреки мнению работников, жителей совхоза. Это развязывает руки тем, кто хочет на землях сельхозназначения построить многоэтажные дома. И — быстро обогатиться… Такова особенность нынешней системы хозяйствования, и — бюджета во благо олигархического капитала, который, прикармливая силовиков, надеется защитить себя от растущих народных протестов. В Ленинском районе, который стал теперь городским округом, 22 декабря объявлены выборы депутатов. Там 30 мандатов. КПРФ выдвинул кандидатов, один из них Грудинин и очень много работников совхоза. Мы не сдаемся.

— У нынешней власти много бед, в том числе и в образовании, — подводит неутешительный итог Любовь Швец. — Они прогуляли, не учили уроки Маркса. Иначе бы так пренебрежительно не относились к социалистической идеологии, избирая неолиберализм. Потому, четверть населения страны — пенсионеры с годовым доходом в 148 тысяч рублей. К сожалению, принимаемый бюджет не предполагает компенсации из растущих зарплат провластного окружения нищающему народу.

Источник